Valentina.

Valentina
e-mail: molibozhenko@inbox.ru
 

ГРИГОРИЙ БОСЕНКО - ХУДОЖНИК И ЧЕЛОВЕК.
 








МОИ ВСТРЕЧИ С ГРИГОРИЕМ БОСЕНКО В ВОЛОГДЕ. СЕНТЯБРЬ 2011 - АВГУСТ 2013.


      С Григорием Николаевичем Босенко мне довелось общаться дважды, оба раза на конгрессах экслибриса в Вологде. В сентябре 2011 года я просто наблюдала за коллекционерами и художниками, которые рассматривали стенды с экслибрисами представительной выставки, фотографировали работы, фотографировались сами, тихо общались или громко спорили. Это было весьма любопытно, я отбирала для себя интересных персонажей, и, конечно же, хотела узнать, кто они, чем занимаются, каких взглядов на понимание сути экслибриса придерживаются.
      Григория Босенко запомнила по выступлениям в прениях, хотя днем раньше присутствовала на его персональной выставке. Мне уже было известно, что он из Молдовы. График, архитектор, дизайнер, занимается не только экслибрисом, но и станковой и книжной графикой. Мы уже пили чай за одним столом и шли рядом на экскурсии по городу.

     Но все же только размышления о том, каков должен быть экслибрис в современном мире и рассказ об опыте создания музея экслибриса в Кишиневе заставили меня выделить Григория Николаевича из череды новых знакомых. Он говорил то, о чём я думала. Говорил уверено, с полным пониманием того, что происходит сейчас в экслибрисном движении, и что нужно сделать, чтобы оно совсем не остановилось. Было очевидно, этот человек вполне мог быть одним из идеологов в экслибрисном мире, и я готова была поддержать его идеи.
      В перерыве подошла к нему и попросила поделиться своим опытом с энтузиастами из города Асино Томской области, которые, в настоящее время работали над созданием музея экслибриса. Рассказала о Константине Васильевиче Самодурове, местном учителе истории, собирателе и исследователе экслибриса. Григорий Николаевич слушал внимательно и ответил, что уже мою просьбу выполнил и друзьям из Асино все материалы отправил, а потом провел меня по залу, на конкретных примерах поясняя, какая миниатюра может считаться экслибрисом, а какая нет. Экслибрис, говорил он, должен быть обязательно тиражируем, а использование моно техник может быть лишь исключением из правил в работе над созданием книжного знака. Он подчеркивал о недопустимости участия в выставках работ, которые не являются оригиналами.
      Я внимательно слушала, но мне более был интересен он сам. Григорий Николаевич не спросил, кто я и отчего так много вопросов, просто переходил со мной от стенда к стенду, как ученице всё разъясняя.
      И это было здорово! Уже позже, по возвращении с конгресса, рассматривала работы художника в Интернете, читала и о нем и его статьи, и радовалась, что этой информации не знала ранее, иначе никогда бы не решилась подойти к такому Большому человеку.
      Прошлым летом мы с Юрием снова приехали на очередной конгресс в Вологду. Более того, я приехала не просто так, а с миссией. Мне нужно было зачитать обращение к художникам Семена Георгиевича Ивенского, известного искусствоведа, в прошлом директора Вологодской картинной галереи, проживающем ныне в Израиле.
      Организаторы конгресса, по моей просьбе, выделили несколько минут на пленарном заседании в один из дней, но когда на открытии конгресса микрофон взял в руки Григорий Николаевич, я поняла, что мне не нужно ждать пленарного заседания, чтобы озвучить обращение С.Г. Ивенского. Все слова Григория Босенко были созвучны мыслям мудрого Ивенского.
      Мгновенно решив, что это выступление я могу разместить на нашем сайте на радость любителям книжного знака, подошла к нему с просьбой. Григорий Николаевич, даже не спросив для каких целей мне так необходимы его записи, сказал, что вышлет на почту в отредактированном виде. Мы разговорились. Я опять задавала вопросы, а он отвечал. Отвечал сразу, не задумываясь, и очень искренно. Чрезвычайно удивили распространенные рассказы о внутренней жизни экслибрисного мира. Григорий Николаевич всё также не поинтересовался ни моим именем, ни причинами повышенного внимания к себе . Он просто рассказывал. Говорил много и быстро, как будто торопился выплеснуть свои переживания о проблемах экслибрисного мира в надежде, что эти эмоции через собеседника приведут к каким-то преобразованиям. Я была, можно сказать, шокирована.
      Не знаю уж почему, в оставшиеся дни конгресса, если нам приходилось быть где-то рядом, в зале, чайной комнате, он неожиданно, обращаясь ко мне, что-то рассказывал, как бы в продолжение нашего разговора.
      Его откровенность меня очень удивляла. Не могу сказать, что с этим я никогда не встречалась. Длительные телефонные беседы с Семеном Георгиевичем Ивенским, казалось , меня закалили, но Семен Георгиевич мог делиться со мной своими мыслями , в силу своего одиночества и удаленности , что же заставляло Григория Босенко возвращаться к нашему разговору , для меня было загадкой.
      Конечно, я наблюдала за ним. Перемена его настроения, поведения очень удивляла. Он очень внимательно слушал выступающих, но моментально реагировал на реплики из зала или замечания соседей, тут же поворачивался, что-то отвечал. Находясь за столом президиума , становился чрезвычайно серьезен. Вне заседаний общался со всеми коллекционерами и художниками и все время смеялся, никогда не оставался один.
      За столом с чаем или чем покрепче шутил, весело рассказывал всякие байки, с женщинами был галантен и обходителен. При случае разучивал с Хасипом Пекташем, гостем конгресса из Турции, разные выражения на русском языке, и с гордостью демонстрировал публике своего ученика. Хасипу это всё чрезвычайно нравилось, публике тоже. Григория Николаевича вполне можно было назвать душой компании.
      Но он мог быть и совсем другим. В день закрытия конгресса мы разъезжались вечером, а на весь день отбывали на закрытие фестиваля в деревню Семенково. Нам с мужем вовсе не хотелось, как на прошлом конгрессе, заранее относить вещи на вокзал, а потом в ожидании поезда еще несколько часов там слоняться, и решили из гостиницы выписываться перед самым отъездом. Пригласили оставить свои вещи в нашем номере гостей их Санкт-Петербурга Стаса Гасюнаса и Нину Ивановну Казимову, к ним присоединилась Ольга Крупенкова из Белоруссии.

      Только мы расставили чемоданы, как в дверь постучали, вошел Юрий Анатольевич Ноздрин, за ним, очень смущенный, Григорий Николаевич. Юрий Анатольевич поинтересовался, верно ли, что в нашем номере мобильная камера хранения организовалась, и коли так, не будем ли мы возражать, чтобы её пополнить чемоданами москвичей и их друзей. Мы, естественно, не возражали. Григорий Николаевич стоял молча, ему было жутко неловко. Я поняла, что этот человек совершенно не привык никому и ни в чем быть обязанным. Казалось, такая малость, чемодан оставить, а ему неловко.
      Через час мы встречались на Кремлевской площади, после экскурсии в музей кружев, нас ждал автобус. Ко мне подошел Григорий Николаевич и протянул две книжки, и всё также смущенно, сказал, что ему очень жаль, что на этот момент уже не осталось экслибрисов, которые привозил для подарков и обмена, и не соглашусь ли я принять от него в подарок два альбома с изображением его гравюр. От неожиданности смутилась и я, но тут же нашлась и ответила, что, конечно же, соглашусь и любезно вручила Григорию Николаевичу в ответ альбом с экслибрисами своего мужа Юрия Молибоженко. Он рассмеялся.
      Спустя некоторое время на наш электронный адрес пришло сообщение от Григория Николаевича. Письмо было бодрое и радостное. Он сообщал, что уезжает в в Белоруссию получать третью премию на Международной выставке по теме "Игры царей", что тезисы своего выступления набросал и, если не отпала в них необходимость, по возвращению вышлет.
      Вскоре Григорий Николаевич прислал нам сначала фотографии из Бреста, потом и обещанные тезисы. Переписка наша стала регулярной. Я сообщила , что мы на своем сайте выделяем страничку для работ победителей конгресса, и если он не возражает, просим прислать работы для публикации. Григорий Николаевич откликнулся сразу же. Прислал работы, поинтересовался , всё ли он оформил правильно и чем может быть еще полезен. Он прекрасно понимал, что публикация на любительском сайте лично ему популярности не добавит, да он в ней и не нуждался, но с уважением относился к любой инициативе, и труду других людей.
      Думаю, что наше общение продолжилось бы, у Григория Николаевича было много планов, предстоящих выставок и он обещался поделиться своими впечатлениями, но 13 октября 2013 года его не стало. Это как-то неправильно.
      Эти строчки своих воспоминаний о встрече с большим художником и человеком я пишу для детей и внуков Григория Николаевича. Безусловно, среди друзей художника много известных и знаменитых, и, конечно же, их воспоминания будут более интересны, но я хотела всего лишь сказать, что Григорий Николаевич, несмотря на своё имя и постоянную занятость был открыт для всех, даже для меня, просто человека, случайно встретившегося ему на экслибрисных тропинках, имени которой он, пожалуй, так и не запомнил.


     
ТЕЗИСЫ выступления Г.Босенко Вологда 23 августа 2013 года


      I/ По поводу классического и компьютерного книжного знака.
     Можно много раз произносить слово «print», что означает печать, но каждый раз под этим словом можно подразумевать разное. В первом случае - печать в творческой мастерской художника, либо в печатной мастерской. Во втором - это может быть печать в типографии, многотиражная, так называемая офсетная. В третьем случае - может быть принтерная печать, т.е. размножение посредством принтера с компьютера.
     Наиболее полифоничный и многогранный метод печати - это тиражирование в творческой мастерской. Так называемый индивидуальный, авторский оттиск. Здесь можно добиться больших успехов и результатов.
     Во втором случае печати существуют определенные технологические процессы изготовления цинковых форм. В зависимости от принципов печатания, существуют офсетная и высокая печать изображения. Типографская печать требует определённой квалификации в изготовлении оттиска.
     Третий вид печати- менее притязательный. Результат определяется «удачно» проработанным изобразительным материалом в компьютере. Речь идет о программах «Adobe», «Corel» и т.д. По технологии - изображение либо сканируется, с последующей доработкой, либо создаётся в выше указанных программах. Затем сохраняется на носителях и тиражируется с помощью принтера. При неудачном результате, художник всегда может вернуться к первоначальному, сохраненному в компьютере варианту и заново продолжить работу. Метод простой и доступный для тех, кто имеет знания и опыт работы с графическими программами.
     Каждый из видов печати, каждая графическая техника, придают произведению совершенно особые, неповторимые художественные достоинства. Художник, в своем творчестве, всеми способами выявляет и подчеркивает характерные графические техники или как называют «манеры»: манера офорта, манера литографии и т. д. Творец, в своей деятельности, для создания художественного произведения постоянно расширяет диапазон изобразительных средств.
     Процесс печати у графика такой же важный этап, как эскизирование и гравирование. В офорте, как ни в какой другой технике, решающее значение имеет процесс печатания. Автор внимательно следит за качеством каждого оттиска, отбирает, подписывает и выпускает в свет только лучшие листы из тиража. Все экземпляры авторского тиража представляют собой подлинник, все они имеют ценность оригинала. Кроме техник гравирования необходимо знать и соблюдать все процессы изготовления оттиска. Это замачивание бумаги, раскатка или набивка формы краской, подогрев и давление, сушка и обрезка оттиска. Необходимо оттиск за оттиском осваивать этот нелегкий «рrint», чего не скажешь об одной печатной клавише на клавиатуре компьютера.
     После сказанного, невозможно в равной степени относиться к печатному произведению, выполненному магически творцом, его руками, его душой и запрограммированным принтером. Это напоминает сравнение: классическая музыка и попса. Печатный «рrint» и компьютерный никогда не должны участвуют в одних конкурсах и номинациях. Они должны проходить каждый самостоятельно. Нелепо распределять места между офортом и компьютером, ксилографией и компьютером в равной степени. Произведения должны распределяться среди равных техник в изобразительном ряду искусства.

      II/ По поводу шрифтового экслибриса.
      Мы начинаем терять целый пласт графического искусства - шрифтовой экслибрис. Уже более пяти столетий как словосочетание Ex Libris служит названием жанра художественного творчества, появление которого неразрывно связано с развитием книгопечатания, шрифта и каллиграфии. В экслибрисе запечатлевается все значительное и характерное, что свойственно владельцу книги, что художник подметил в нем и воплотил в своей графической миниатюре. Этот знак на все времена закрепил нерасторжимую связь человека и книги.
     Искусство шрифтового экслибриса прошло многовековой путь своего развития. Его стилистическая и историческая эволюции тесно связана с характером книги. В давние времена книги представляли значительную ценность, они писались и переписывались многие месяцы, а иногда и годы. Каллиграфы украшали их искуснейшими миниатюрами. Существовал обычай снабжать ценные вещи знаком принадлежности их определённому владельцу. Естественным желанием владельца книги, а, как правило, ими были крупные феодалы, богатые купцы, монастыри, отмечать их неким знаком, тем самым закрепляя за собой столь редкое издание.
     За полторы тысячи лет до н. э. дощечки на футлярах древнеегипетских книг сообщали, прежде всего, имя фараона - владельца книги, а уж затем сведения о ней.
     Первые переписчики делали письменные указания о принадлежности книги определенному лицу. Позднее эти сведения оформляли в виде виньетки и рисовали в начале или конце издания. На старых рукописных книгах мы находим и рисованные гербы владельца, без всякого текста.
     Один из древнейших российских экслибрисов относящийся к 1493-1494 годам принадлежит основателю монастырской библиотеки Соловецкого монастыря игумену Досифею. Знак рисованный от руки на рукописных книгах и представляет собой почти замкнутую букву «С», внутри которой красивой вязью выписано продолжение имени владельца - «священоинока Досифея».
     Бурное развитие книгопеча¬тания и расцвет переплетного искусства вызвали к жизни новые формы обозначения владельческой принадлежности. Просвещенные книголюбы начали использовать сочетание именных надписей с книжным оформлением в разных вариантах. Многие владельцы библиотек обозначали свои книги шрифтовыми штемпелями или напечатками. На смену вскоре пришел гравированный отдельно от книги ярлык, с печатным изображением для наклейки на внутреннюю сторону переплета или форзац. Это явление и есть прототип сегодняшнего экслибриса.
     В 60-90 годах прошлого столетия большие мастера советского экслибриса уделяли много внимания шрифтовому знаку. Среди них Российские художники шрифтового экслибриса: Голяховский Евгений, Кравцов Гершон, Кузанян Павел, Маторин Михаил, Ратнер Герман, Фролов Вадим и другие.
     Прибалтийские художники шрифтового знака: Меднис Отто (Латвия), Гедминас Антанас, Гурскас Альбертас, Кисараускас Винцас, Клишявичус Альгис, Пятрулис Миндаугас (Литва). Кеерус Свен-Стефан, Кивихалл Хейно, Дейс Юло, Лухтейн Паул, Мутсо Рихард, Тоотс Виллу (Эстония).
     Из зарубежных художников большую лепту внесли: Примшталлер, Роведа Роланд, Файль Отто (Австрия), Годуэн Герард (Бельгия), Таг Херберг (Германия), Кот Анжей (Польша), Пааласма Ханно (Финляндия) и многие другие граверы.
     Огромное влияние на каллиграфический экслибрис оказали созданные школы Виллу Тоотса в Таллинне и Альбертаса Гурскаса в Вильнюсе.
     Необходимо сегодня предпринять определённые шаги к поддержанию этого интересного поджанра художественного творчества. Нужно показать, что шрифтовой экслибрис может существовать, как самостоятельное художественное произведение, где текст представляет собой нечто большее, чем массу стоящих друг за другом каллиграфических знаков; проводить выставки, конкурсы, теоретические и практические лекции. Надо активизировать культуру шрифтового книжного знака, будь-то рукописный опус художника-каллиграфа, резанный или травленный графиком, либо, выполненный в современных компьютерных технологиях, демонстрирующий новые подходы к шрифтовому знаку.

     III/ По поводу регламента условий Всероссийской выставки экслибриса на Всероссийском конгрессе экслибриса.
     Условия и регламент должны быть таковыми:
     - каждый участник конкурса может представить до 10 экслибрисов в двух экземплярах, выполненных за последние два года. Если конкурсант подаёт работы на выставку впервые, то ограничений по созданию знаков нет.
     - размер оттиска экслибриса не должен превышать размерами 130 мм - 130 мм,
     - максимальный формат бумаги не должен быть по площади больше 210 мм - 150 мм (A5),
     - экслибрисы должны быть отпечатаны на бумажных носителях,
     - экслибрисы не должны оформляться в паспарту или наклеиваться на картон.
     Каждый лауреат по итогам выставки конгресса должен на следующей Всероссийской выставке экслибриса представить для персональной экспозиции -от четырёх малоформатных гравюр или от двух станковых. Годы создания не учитываются.

     IV/ По поводу победителей экслибрисного конкурса Всероссийской выставки экслибриса.
     Награждение должно проходить по следующим отдельным категориям:
     1 мастера тиражной графики -10 дипломов
     2 молодые художники – 5 дипломов
     3 три диплома за развитие и продвижение графического искусства (свободно формулируемые)


НАГРАЖДЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ ВЫСТАВКИ "ИГРЫ ЦАРЕЙ" В БРЕСТЕ. СЕНТЯБРЬ 2013.






ГРИГОРИЙ БОСЕНКО В ПАРАДЕ ПОБЕДИТЕЛЕЙ 4 ВСЕРОССИЙСКОГО КОНГРЕССА В ВОЛОГДЕ. ОКТЯБРЬ 2013.



Григорий Николаевич Босенко родился 13 ноября 1947 году в городе Килия Одесской области Украинской ССР.
Член Союз художников СССР, Президент Союза дизайнеров Республики Молдова, Президент Гильдии производителей рекламы Республики Молдова, член Правления Союза архитекторов Республики Молдова.
Лауреат и дипломант республиканских, всесоюзных, международных выставок и конкурсов в области архитектуры и графического искусства.
Графические произведения экспонировались в Белорусии, Бельгии, Болгарии, Венгрии, Германии, Голландии, Дании, Италии, Китае, Латвии, Литве, Молдове, Польше, России, Румынии, Украине, Франции, Чехословакии, Швейцарии, Швеции, Эстонии, Югославии и находятся в галереях и частных собраниях Европы и Америки.
Жил в Кишиневе



Творческий сайт художника Григория Босенко.
Репортаж с 3 Всероссийского конгресса в Вологде 2011.

Всё о 4 Всероссийском конгрессе экслибриса в Вологде 2013.
Парад Победителей 4 Всероссийского конгресса экслибриса на нашем сайте



 
 
Картины, интернет-магазин
Яндекс.Метрика